Лидия Григорьева: «Война изменила мою судьбу…»

2019-04-30 10:24:00

«СВ» продолжает серию публикаций о наших земляках-участниках Великой Отечественной войны.

*** 

«22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили. Нам объявили, что началась война», - начинает свой рассказ строчками из известной песни ветеран Великой Отечественной Лидия Васильевна Григорьева. Воспоминания до сих пор приносят ей боль и страх. Страх, что однажды подобное может повториться…

Погружаясь в далекие сороковые годы, женщина проводит параллель с нынешними реалиями. Она уверена, что современное телевидение хорошему людей не учит: в телесериалах и развлекательных шоу преобладает насилие, равнодушие друг к другу и к своей стране.

- Тогда мы победили только благодаря Сталину и нашей любви к Родине, - говорит ветеран. – Представляете, каждый был готов умереть за землю, на которой родился и вырос. Настолько народ ценил свою страну. Не то, что сейчас.

Детство закончилось

Девятиклассница Лида жила в городе Шахты и не подозревала, что скоро ее судьба кардинально изменится. Она мечтала окончить школу и стать медиком.

- Помню, мы писали сочинение «Кем я хочу быть», - рассказывает женщина. – И затем учитель читала и комментировала наши работы. Этот инженером будет, этот учителем. Потом называет мою фамилию и говорит: «А эта медиком, фи, кишкомоем». Я это выражение на всю жизнь запомнила.

Лидия не придавала значения пренебрежению педагога. Девушка была сильно увлечена медициной.

И тут сообщение о войне. Всех мальчиков отправляют в армию, а девчонок переводят доучиваться в другую школу, чтобы передать здание под госпиталь. Но и окончить десятый класс, как положено, ученицам было не суждено. Линия фронта подходила все ближе, поэтому через полгода десятиклассникам просто выдали справку об окончании школы.

- Начались бомбежки. В каждом дворе были вырыты треугольные щели, в которые люди прятались, заслышав гул немецких бомбардировщиков, - вспоминает ветеран. – Можно было сутки там просидеть без воды и еды, пока не закончится атака. Ночью даже выбегали из домов. А потом кто-то сказал, что по ночам под кровать прячется. И мы стали так делать, как будто сетка с матрасом могли нас спасти. Однажды ночью рядом с нами три бомбы взорвалось – в моем дворе и двух соседних. Все разрушило, но люди не пострадали.

Хочу на фронт

Вместе с двумя подругами восемнадцатилетняя Лидия решила идти воевать. Но в военкомате их отправили обратно, сославшись на отсутствие недостатка в солдатах. Однако девушки не сдавались. Они поступили в школу ДОСААФ, чтобы стать парашютистками. Прыгать приходилось рано утром, остальное время аэродром был занят тренирующимися летчиками.

- Построили нас, одели рюкзаки с парашютами, первый прыжок. Я лечу, уже подлетаю к земле в районе железной дороги, по которой тогда ходили только маленькие поезда, везущие работников из шахты, -  рассказывает женщина. – И тут выезжает этот состав. Помню, я начала стропы дергать, чтобы уйти от столкновения. А пассажиры мне из окна машут, кричат. Низко вот так пролетела, представляете? (руками показывает расстояние от нее до поезда – прим.ред.). Но справилась, приземлилась удачно.

К концу обучения у Григорьевой за плечами было три прыжка с самолета, и она снова отправилась в военкомат. Настойчивую девушку направили на медицинские курсы. После окончания Лидию Васильевну ждал фронтовой госпиталь № 5782.

- Однажды поехали на полуторке (автомобиль ГАЗ-АА - прим. ред.) на вокзал, чтобы забрать с поезда раненых. В машине шофер, я и санитар. Успели доехать до переулка Лугового, и тут бомбежка. Мы выскочили, даже не глуша мотор. Разбежались кто куда по дворам, щели искать, чтобы спрятаться. А потом вышли – наша машина перевернутая лежит и горит, и колеса продолжают крутиться, - делится воспоминаниями ветеран.

Вместо медицины – агрономия и свадьба

В 1944 году фронт продвинулся далеко на запад, госпиталь расформировали. И Лидия Васильевна вспомнила о своем желании стать квалифицированным медиком. Сбыться детской мечте было не суждено – в открывшимся ростовском медицинском институте не предоставляли общежитие.

А рядом, в п. Персиановском, находился Ново-Черноморский сельскохозяйственный институт (ныне ДонГАУ). И факультет там был один-единственный – агрономический, куда и поступила девушка. И не прогадала – на третьем курсе она познакомилась со своим будущим мужем, который, к слову, тоже мечтал о медицине. Но не был принят в связи с увечьем – на войне он потерял правую руку, попав под бомбардировку при переправе через Днепр.

В конце четвертого курса приехала распределительная комиссия. Студентов предупредили: если кто-либо хочет работать вместе, отношения должны быть зарегистрированы юридически.

- Нас было три пары. И мы все на следующий день отправились в Красюковский сельсовет, где нас расписали, сделав соответствующую запись и выдав удостоверение о браке. Вот и вся церемония, - улыбается Лидия Васильевна. – Получается, ни выпускного, ни свадебного платья у меня не было.

Курортные совхозы и родной институт

По распределению семья Григорьевых была направлена в распоряжение главторгкурорта города Сочи. Работали агрономами в овощном совхозе №5 в Адлере.

-Помню, нам построили тогда финские домики. Домой с работы мы возвращались прямо по берегу, потому как поля к нему подходили практически вплотную, - делится ветеран. – Красиво было. Муж стал заведующим отделением. Ему предлагали место главного агронома в совхозе поселка Лазаревский, но он отказался. Не подошли условия – отсутствовал водопровод, вода была только подвозная. А затем позвали в Белореченск, и он согласился. Мы переехали.

Но уже в 1952 году по состоянию здоровья мужа – ветерана и инвалида войны I группы – молодые супруги оставили производство и переехали в п. Персиановский, где проработали преподавателями в родном институте 28 лет.

Готова поделиться с тем, кто слышит

Сейчас Лидия Васильевна живет одна и редко выходит из дома. Из-за случайной бытовой травмы женщина стала инвалидом II группы, ей трудно ходить. Но она очень рада гостям. Особенно молодым и любознательным.

- Я рассказывала о войне и в институте, когда еще преподавала. А потом и школьники ко мне ходили по праздникам. Всегда готова поделиться своими знаниями с теми, кому интересна история своего народа. Жаль, что последние годы все меньше людей, интересующихся этой темой, - вздыхает ветеран. – Я имею ввиду не только наших деток, а вообще страну в целом. Умирают очевидцы тех лет, а вместе с ними - их знания и воспоминания.

В свои 94 года Лидия Васильевна может поддержать практически любую тему разговора. Самое большое увлечение ее жизни – книги. А самое большое счастье – любимая семья: дети, внуки и правнук, которые часто навещают участницу войны.

Женщина переживает за современных детей, отдающих предпочтение различным компьютерным играм и развлекательным сайтам.

- Я не против технологий и Интернета. Если их грамотно использовать – это просто кладезь знаний, которые удобно и легко можно получать, - объясняет она. – Но вот зачем детям игры, в которых стреляют, убивают? Чему их это научит, для чего это создается? Я каждый день смотрю новости и молюсь, чтобы ни в коем случае на нашей земле не начались боевые действия.

***

Война навсегда осталась в памяти очевидцев страшными, болезненными, изуродованными иллюстрациями событий тех лет. Годы идут, уводя каждое новое поколение все дальше от осознания пережитого ужаса. И только ветераны все еще хранят и передают крупицы правды тем, кто готов внимать. Каждая их история – лишь одна из миллионов таких разных и тем не менее похожих. Но именно из этих историй, как из кусочков пазла, складывается картина Великой Отечественной войны.

Продолжение следует…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Моя Великая Отечественная… Ветераны рассказали «СВ» душещипательные истории о войне

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ «КО ДНЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ» ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

366 просмотров

Комментарии


Комментариев еще нет
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи